• +7 (495) 911-67-00
<

Венчурный инвестор Дэннис Пёрсил: перспективные разработчики нацеливаются на новые заболевания

Дэннис Пёрсил (Dennis Purcell), старший управляющий партнёр Aisling Capital, имел возможность наблюдать, как индустрия биотехнологий эволюционировала с уровня будоражащих умы научных проектов до полноценного мультимилиардного рынка продуктов-блокбастеров, ежедневно спасающих жизни людей. В то же время, новые вызовы встают перед сообществом, кризисы, связанные с мутацией бактерий, высокой профилиративностью и ужасающим действием. Эта ситуация, по убеждению Пёрсила, приведёт к сдвигу парадигмы с изучения и разработки онкологических и орфанных препаратов в сторону антиинфекционных лекарств, и этот тренд будет развиваться в 2014 году и далее.

Далее приведены выдержки из интервью Денниса Пёрсила The Life Sciences Report, полную версию читайте в оригинальной статье.

The Life Sciences Report: Так как вы являетесь венчурным инвестором, то ваши инвестиции – «источники роста» для последующего IPO компаний, в которые вы делаете вложения, и вы, вероятно, строите планы о будущих публичных размещениях или поглощениях. Как эти процессы поменялись на протяжении последней пары лет?

Деннис Пёрсил: Изменения существенные. С точки зрения законодательства, Jumpstart Our Business Startups (JOBS) Act стал одним из драйверов рынка публичных размещений.

Большую часть десятилетия научная составляющая рынка развивалась успешно, но представители Wall Street не включались в тренд, так как ранее было много случаев разочарования, связанного с недоведением продуктов до рынка. За этим у игроков Wall Street последовал рост понимания, что и как происходит в биотехе. Теперь мы видим примеры очень успешных запусков продуктов, и это делает рынок сильным и «здоровым». Сектором заинтересовались также инвесторы широкого профиля. Они приняли участие в нескольких IPO и получили хорошие результаты от своих инвестиций.

TLSR: Позвольте спросить об инвесторах широкого профиля. Сектор биотеха получал существенное финансирование в течение последних пяти лет, пусть рынок акций и не был столь привлекателен. Новые инвесторы могут не ориентироваться в науке и технологических платформах. Беспокоит ли вас подключение этих инвесторов, запрыгивающих, так сказать, «в последний вагон отходящего поезда»?

ДП: Определённо. Инвесторы широкого профиля испытывают значительные трудности с оценкой индустрии из-за высокой сложности научной составляющей, которая становится всё сложнее с течением времени. Проблема в том, что мы видели как периоды значительного роста, так и периоды значительного спада в биотехе за последние 15 лет. Если отрасль сможет выровнять эту динамику и продолжит демонстрировать прогресс научных разработок, тогда интерес инвесторов широкого профиля к сектору сможет сохраниться.

Исторически, такие инвесторы «легки на подъём»: стоит рынку снизить темпы роста, в погоне за прибыльностью они уходят в другие сектора. Сегодня, когда инвесторы получали высокую доходность в биотехе на протяжении последнего года или двух и наблюдали бизнесы, вырастающие из научных проектов до компаний с продуктами на рынке, им (инвесторам широкого профиля) уже не требуется понимания всех научных тонкостей. Достаточно просто проанализировать, какое место препарат занимает на рынке, как продвигается и какую проблему пациентов решает.

Да, я испытываю беспокойство в связи с инвесторами широкого профиля, но если нам удастся сгладить пики роста и падения для того, чтобы сохранить их интерес к рынку, тогда мы добьёмся периода устойчивого роста индустрии.

TLSR: Капитал ищет себе применения, инвесторы ищут высоких доходов. Когда биотех-компании становятся зрелыми с рядом продуктов на рынке, инвесторы ищут более высокую доходность, чем та, которую они получают, ожидая раскрытия прибылей по результатам каждого квартала. Капитал обязательно начинает спускаться к компаниям с продуктами на стадии доклиники, молекулой на 1 фазе и 10 пациентами для клинических исследований, т.е. к тем компаниям, которые потенциально могут «выстрелить». Может ли это привести к тому, что инвестированные средства будут использоваться такими компаниями неэффективно?

ДП: Это ключевой вопрос в задаче выравнивания пиков и падений рынка. Чтобы ответить на него, я использую подход «Три О». Первая О – это отдача (финансовая). Мы должны убедить инвесторов, что отдача будет выше, чем в прошлом. Это означает быструю оценку и закрытие «плохих» проектов на ранних стадиях, до того как на них было потрачено $50 млн. Свыше $500 млн. было инвестировано в препараты от рака безрезультатно. Сейчас на рынке множество компаний, которые имеют на счётах в банке $50, $100 или $200 млн. Они должны стать гораздо более рассудительными в вопросах траты этих средств.

Вторая О – это отчёты (о результатах девелопмента продуктов). Результаты исследований должны раскрываться и распространяться более активно, чем ранее. Результаты почти половины клинических исследований никогда не были раскрыты. Некоторые примеры убыточных вложений имеют место не только из-за того, что их не свернули на ранних этапах, но и в силу повторения тех же ошибок, которые кто-то другой совершил в прошлом. Мы должны больше делиться сведениями о результативности R&D.

Третья О – это оригинальность. Когда мы ищем одну из этих компаний с продуктом на стадии клинических исследований, включающих 10 пациентов для клинических исследований, нам хочется видеть более оригинальную бизнес-модель. Например, в прошлом году компании изначально фиксировали договорённости с Биг Фарма, касающиеся цены на покупку лицензии в случае выполнения ключевых этапов разработок.

TLSR: Специализированные инвесторы были на рынке всегда, теперь мы видим класс инвесторов широкого профиля, стремящихся «поймать волну». А что насчёт частных инвесторов? Подходят ли им биотехнологические IPO?

ДП: Я думаю, что это подходит частным инвесторам. Они должны знать, кто основал бизнес той или иной компании, кто консультирует, состав Совета директоров. Будучи некрупным частным инвестором, можно чувствовать себя комфортно, когда кто-то другой уже провёл аналитическую работу. Это высокорисковая отрасль, это точно, но к тому моменту, когда компания готова к IPO, большое количество аналитики доступно, и как частный инвестор, вы обладаете информацией о вовлечённых персонах. Я бы противопоставил этому компании, финансируемые бизнес-ангелами, которые могут быть не самыми искушёнными в биотехнологической науке. Это отлично от компаний, запущенных известным венчурным фондом с парой нобелевских лауреатов в Совете директоров.

Последним фильтром выступают андеррайтеры. Спросите: это профессиональная команда? Выводили ли они на публичный рынок капитала успешные компании в прошлом? Если ответ на эти вопросы положительный, то даже некрупный инвестор, совершенно не разбирающийся в науке, имеет определённые гарантии благодаря вовлечённым экспертам.

TLSR: Когда корпоративный венчурный капитал – например в лице Amgen Inc. (AMGN:NASDAQ), Takeda Pharmaceutical Co. Ltd. (TKPYY:OTCPK) или Genentech/Roche Holding AG (RHHBY:OTCQX) – демонстрирует интерес к одной или нескольким вашим портфельным компаниям, является ли это в каком-то роде доказательством качества?

ДП: Это не столько корпоративные венчурные инвесторы, кто приносит нам уверенность. Это также корпоративные специалисты по девелопменту, которые помогают нам с оценкой. Мы проводим много времени с крупными фармкомпаниями, беседуя об их интересах и о том, в чём они нуждаются. Если специалист по девелопменту в области рака, например из Merck & Co. Inc. (MRK:NYSE), заинтересован в нашей компании, занимающейся онкологией, это очевидно даёт нам представление о том, что мы на верном пути.

Тогда это становится нашим делом – финансировать такие компании в течение трёх-четырёх лет, сделать из них зрелый бизнес, и затем, желательно, продать биг фарме. Есть два способа возврата средств: через публичное размещение, либо через M&A.

TLSR: Как я вижу, у вас есть интерес к конкретной области. Вы уверены, что бактериологические инфекционные заболевания породят «горячий рынок» в этом году. Это правда?

ДП: Прошлый год был годом противораковых и орфанных препаратов. Мы довольно много в них вложили. Но если учитывать всё возрастающую нечувствительность инфекций к антибиотикам, то получается, что средства лечения в нашем арсенале иссякают. Так что, да, рынок терапии инфекционных заболеваний будет одним из ключевых в следующие год или два. Ряд компаний, близких к коммерциализации, представят свои продукты на рынке, и по характеристикам они будут превосходить те лекарства, которые мы сейчас используем. И это, хочется верить, поможет преодолеть названную проблему растущей сопротивляемости инфекций существующим терапевтическим препаратам.

Полную версию интервью читайте в оригинальной статье (на английском языке): http://lifescienceinvestingnews.com/2572-promising-biotechs-target-new-ways-to-kill-bad-bugs-venture-capitalist-dennis-purcell.html